Лучшие средства от боли в суставах и остеохондроза

(Проверенно лично нашей редакцией сайта)

1.Пантогор

Пантогор
Гель “Пантогор” - разработка российских ученых, которая успешно лечит заболевания суставов и опорно-двигательного аппарата.
Сам по себе гель эффективно справляется с болью в суставах, снимает воспаление, устраняет отек, восстанавливает подвижность. Такой эффект достигается благодаря уникальной формуле на основе пант алтайского марала
Так же проверенно лично Еленой малышевой.
На сегодняшний момент это лучшее средство..
Подробнее...

2. Крем Здоров

Здоров
В 2016 году, в Научно-исследовательском институте по заболеваниям опорно-двигательного аппарата и костно-мышечной системы успешно закончены клинические испытания третьего поколения - крем-воска ЗДОРОВ®, созданного для борьбы с заболеваниями опорно двигательного аппарата.
Пресс служба института обнародовала следующее: Подробнее...
   

Гипертонический криз при остеохондрозе

Есть ли толк от витамина С и ношения масок в сезон простуд? Можно ли верить лекарствам, которые рекламируют по ТВ? Какие болезни диагностируют и лечат только в России? Ответы на эти и другие вопросы в интервью Anews дал главный врач московской городской клинической больницы №71 Александр Мясников.

2686498

Александр Мясников – потомственный врач, кандидат медицинских наук, член американской медицинской ассоциации. Долгое время работал за рубежом: в Африке, США, Франции. В конце 2000-х возглавлял Кремлевскую больницу Управления делами президента. Александр Мясников – автор многочисленных книг по медицине («Как прожить дольше 50 лет», «О самом главном», «Русская рулетка»), ведущий программы «О самом главном» на телеканале «Россия 1».

«Единственное хорошее средство против простуды – крепкий иммунитет»

— Александр Леонидович, осенью страна традиционно готовится к сезону простудных заболеваний: кто-то налегает на витамины, кто-то объедается чесноком и пьет настойку эхинацеи. Какие из популярных в народе средств самые бесполезные и опасные? А что бы вы наоборот порекомендовали?

 — Это иллюзия, что с простудой можно бороться какими-то средствами, включая лекарственные, за очень редким исключением. Бороться с простудой надо начинать не сейчас, когда простуда идет, а за много месяцев до этого. Единственное хорошее средство против простуды – высокий крепкий иммунитет.

Лекарства для повышения иммунитета не существует. Если бы оно было, давно был бы побежден СПИД, многие заболевания. На самом деле, все то, что у нас так агрессивно рекламируется, как лекарство для повышения иммунитета – это маркетинговый ход, который только обогащает фармакологические компании. К примеру, за рубежом ни одно из этих лекарств не зарегистрировано и хождения не имеет. Никаких иммуномодуляторов за рубежом не существует.

Итак, для повышения иммунитета – только здоровый образ жизни. Избегать ожирения. Потому что две вещи сильно ослабляют иммунитет: курение и избыточный вес. Правильное питание, физическая нагрузка, закаливание. Чему еще со времен советской власти мы пытались учить наших школьников, ничего не изменилось. «Нет лучше одежи, чем крепость мышц и бронза кожи».

«Все средства — от «Арбидола» до «Кагоцела» — двойной удар по почкам. Бред это, обман»

А что касается всевозможных народных средств, я даже затрудняюсь сказать, какие…. Даже витамин С либо в продуктах либо в чистом виде не предотвращает развитие простудных заболеваний. Есть работы, которые говорят, что может снижать, но не предотвращать. Эти работы повторно не подтвердили эти способности.
Поэтому народных средств борьбы с простудой – если вы потрете чеснок, закапаете в нос – нет. Равно как и все средства от «Арбидола» до «Кагоцела» — двойной удар по почкам. Бред это, обман.

Единственное противовирусное противогриппозное мощное – это «Осельтамивир», он же «Тамифлю», это «Реленза», есть третье, но у нас не зарегистрировано в России. Вот лекарства, которые могут применяться для профилактики. Но кому? Как антибиотик остеохондрозе противовирусный… Мы практически потеряли антибиотики, потому что даем их направо-налево, продаем без рецепта, резистентность к ним огромная. Чтобы не потерять «Тамифлю», мы даем только в тяжелых случаях для лечения, допустим, человека, которого грипп может убить. И то только в первые 48 часов. И для профилактики опять же тем, кто не успел привиться и имел контакт с больным гриппом, а самому заболеть никак нельзя.

 — А что вы думаете про так называемые «активные» средства защиты – медицинские маски, оксолиновая мазь…

 — Доказательной базы никакой нет по оксолиновой мази. Маска – и да, и нет. Понятно, что маска вирус не удержит. Потому что вирус – это молекулы ДНК и РНК. Но маска должна быть, когда, например, больной человек с кем-то контактирует, просто чтобы капли слюны на человека не падали, потому что вирус еще какое-то время живет. Поэтому если вы касаетесь стола, дверных ручек, надо мыть руки. Потому что вы можете почесать глаза – а это прекрасные входные ворота для вируса. Поэтому, чтобы избежать осеменения, вы надеваете маску. Но эту маску надо все время менять.

«Если б вы вызнали, сколько людей у нас обездвиженными остаются после этих операций»

-Вы как-то отметили, что «у нас в стране проповедуется неграмотная медицина».

 — Да, это так.

— Почему так получилось? Смогли бы вы назвать несколько вещей, избавление от которых уже улучшило бы ситуацию в здравоохранении?

 — Неграмотная медицина проповедует не только идеологические соображения и даже не только и не столько… Здоровье – это колоссальные финансовые потери. Мы выделяем на медицину меньше других развитых стран. А тратим в разы больше на бессмысленные вещи.

Потому что если вы даже, допустим, оперируете камни из желчного пузыря всем, у кого их нашли… Теперь как делается в мире – камни из желчного пузыря есть у каждого десятого человека. Мы оперируем каждого десятого. Во всем мире камни могут быть находкой, но подсчитано, что каменная болезнь проявляется только у каждого 20-го. Поэтому там оперируют, только если есть симптомы, боли. А тем самым снижают количество операций и связанных с ними осложнений. То же самое касается щитовидной железы.

В Америке в диспансеризацию не входит такая вещь как кардиограмма. Казалось бы, 3 копейки. Но 3 копейки умножьте на 100 миллионов! Нужно четко понимать, что ты делаешь.

У нас любого человека, у которого болит голова, посылают на компьютерную томографию. Но это же абсурд. Или болит спина, посылают на МРТ позвоночника. Нигде страховая компания вам не заплатит – это закон. А у нас, если что-то находят, начинается маховик бессмысленных исследований, операции. Сейчас будем оперировать грыжи, это очень модно… Если б вы вызнали, сколько людей у нас обездвиженными остаются после этих операций.
Во всем мире, прежде чем идти на операцию, пациент должен подписать бумагу – я такой-то, мне врач такой-то объяснил, что хирургическое лечение может ускорить выздоровление, но оно не лучше, чем консервативное лечение. Только после этого можно брать на операцию.

«Нет такой болезни в мире – дисбактериоз»

— Вы неоднократно отмечали, что дисбактериоз или вегетососудистая дистония  — это не болезни, хотя российские врачи часто озвучивают пациентам данные диагнозы. С какими еще выдуманными болезнями можно столкнуться?

 — Та же самая эрозия шейки матки. У нас говорят, что это предрак, что это воспалительное, инфекционное, что это ведет к бесплодию. Это бред, это не болезнь. Это физиологическое состояние – когда один эпителий заменяется другим. Это нормально физиологическое состояние. Это не ведет к бесплодию, это не результат половой инфекции. Да, это более нежная кожица, иногда это вызывает проблемы, но это бывает крайне редко, и не каждый гинеколог это видел. У нас это болезнь, которая лечит и калечит многих женщин.

Да и много еще чего нет. Это вопрос не в терминологии. Потому что симптоматика всегда есть. Слабость, потливость и так далее. Если бы одну и ту же болезнь называли по-разному, тогда бог с ним. Но это не языковая проблема. Мы называем вегето-сосудистую дистонию, начинаем все списывать сюда, а за этим может скрываться анемия, онкология, депрессия, проблемы с щитовидной железой, панические атаки. Мы все списываем и забываем – вегето-сосудистая дистония… Потом человек поступает с тяжелой анемией или онкологией, или запущенной красной волчанкой…

Или дисбактериоз. Нет такой болезни в мире – «дисбактериоз». Кроме как анализ кала на яйца глист, никогда не сдавайте. Это бессмысленно – сдавать анализ на бактерии. Нигде в мире этого не делают. Иногда могут сдать на антиген, который выявляет онкологию кишечника… В общем, дисбактериоз и связанный с ним анализ кала – это бессмысленно.

 — Если человек пришел к врачу и врач диагностирует несуществующую болезнь, что ему делать?

 — Искать второе мнение. У нас нет профессионального сообщества. Человек не защищен законами… Во всем мире врач имеет персональную лицензию. Если он начинает больному глупости говорить, он лишится лицензии, пойдет водить такси. У нас врач безнаказан. И я как главный врач тоже не могу его наказать. Потому что придет инспекция, подаст в суд, я это все проходил… Единственное, что можно – искать других врачей, адекватных, они есть, стали появляться.

«Скачет давление или гипертонический криз – такое может быть только в России»

 — Есть ли принципиальная разница между нашими подходами к медицине и болезням? Например, какие-то заболевания, на которые у нас предпочитают не обращать внимания, но которыми активно занимаются на Западе?

 — Да, конечно. У нас все беспокоятся о мифическом остеохондрозе, которого нет как единой болезни. Это 3-4 разных заболевания, которые смешаны в одну кучу. Поэтому и не помогают лекарства от остеохондроза, потому что лечат одну болезнь, а оставляют другую.

Такая проблема, как гипертония – у меня скачет давление. Или гипертонический криз – такое может быть только в России. Если человек правильно лечит гипертонию, то у него не может быть криза, это что-то из ряда вон выходящее.

У нас нет культуры правильно держать давление. У нас нет культуры того же сахарного диабета. Человек ходит с сахаром 9, а то и 10, считает это нормальным и лечится мочой или пиявками. Ходят люди с повышенным холестерином и не понимают, что это может убить.

У нас ни мы, ни врачи на очень многое не обращают внимание. Мы можем заморочиться какой-то кистой в печени, которая абсолютно доброкачественная или какими-то мифическими камнями… И в то же время мы, врачи, московские врачи, не посылаем на колоноскопию человека, которому не только по возрасту это положено сделать, а у которого родители все умирали от рака толстого кишечника. За это лишают диплома на раз. У нас я даже выговор не могут сделать. Потому что врач же ходит на работу – он скажет: «А что вы от меня хотите?»

У нас нет установки на выявление тех болезней, которые надо выявлять. Мы палим по площадям с маммографией, с остеохондрозом, ультразвуком, камнями и при этом то, что мы должны реально сделать, мы не делаем.

«У нас медицина как была сострадательной – за руку подержать, в глаза посмотреть, лечить банками – так ей и осталась»

 — Как это изменить? Я не знаю. Все это написано… Это даже уже стало появляться в приказах Минздрава. Потому что как ни смешно – у нас наверху это понимают. Что Скворцова, что Печатников. Люди, управляющие медициной, это понимают, но довести до низа мы это не можем.

Мы не гипертонический криз при остеохондрозе можем изменить обучение врачей – нет учителей. Приходят в институт, а там те же доценты, что 100 лет там сидят, читают те же книжки, которые давно устарели и их надо сжечь за ненадобностью. Сегодня медицина – не та специальность, которая была 30 лет назад. Она другая, основана на доказательной медицине, на статистике, на биостатистике. А у нас она как была сострадательной – за руку подержать, в глаза посмотреть, лечить банками – так она и осталась… И пока мы не начнем учить наших студентов по-новому, никакая реформа здравоохранения не пройдет.

«Не хватает ума понять, что на этой больничной койке до него умер не один десяток человек. Труп вынесли, койка осталась»

 — А если мы начнем реформы правильные, у нас будет социальный бунт, потому что сразу все больные с хроническими заболеваниями, бабушки, которые любят полежать в больнице, они выпадают из этого. Они ж не понимают, что больница – это самое опасное место. У них не хватает ума понять, когда они ложатся просто так прокапаться с гипертонией, не понимают, что на этой койке, где он лежит, умер до него не один десяток человек – труп вынесли, а койка осталась. И бактерии, которые в этом трупе жили – вот они, здесь.
Вы думаете, что если в реанимации лежит человек, загибаясь с совершенно сумасшедшей инфекцией, на которую ни один антибиотик не действует, то эти бактерии только в реанимации? По системе вентиляции – они там.

Вы приходите в больницу, там требуют надеть бахилы, халат. Это не для того, чтобы защитить пациентов. Вы хуже ничего принести не можете, вы идете в клетку с тигром. Это для того, чтобы вас защитить, вашу одежду. Недаром мы делим пневмонию на внебольничную и внутрибольничную. Внутрибольничные инфекции это по некоторой статистике – третья причина смерти. А мы идем в больницу. Во всем мире врачи специально прививаются. К ним относятся как к хроническим больным. Во всем мире ты не можешь держать больного дольше 10 дней. Тебя заставят сто тысяч бумаг подписать, почему вы это делаете. А у нас все эти вопли – почему вы закрываете больницы?

«У нас есть электронная запись, таблички красивые, только врача, которые работать умеет — нет»

— Стало быть, история с сокращением коек, на которую общество так резко отреагировало, несет в себе пользу?

 — Конечно. Только мы, не сделав одно, разрушили другое. Раньше можно было хоть в больницу прийти. Там тебе утку поднесут, помереть не дадут. Сейчас этого лишили, а поликлиники пока так и не сделали. Вернее, у нас сделали все красиво, электронная запись, унифицированные таблички… Только врача, который умеет работать в поликлинике – нет.

На самом деле – в стационаре работать легко. У тебя анализы, КТ, заведующий, старший ординатор. Тебя всегда прикроют – живи не хочу… А в поликлинике за 15 минут попробуй понять, что с больным: он тебе Ваньку валяет, псих, психосоматика или реальная болезнь? Попробуй раскусить, послать на нужные анализы. Это особое искусство. Врач, работающий в поликлинике более профессионален и быстр, чем врач в стационаре. Но у нас не учат ни тех, ни других.

«Не смотрите рекламу, вас разводят и обманывают»

— Есть мнение, что если лекарство активно рекламируют на ТВ, оно совершенно точно бесполезно.

 — 95% — так и есть. Чтобы не заморачиваться на счет этих 5% оставшихся, нужно делать для себя простой выбор: все, что вы видите, любую рекламу лекарственных средств, вы их не покупаете. Вы будете и здоровее, и с деньгами. Все, что вам нужно, выпишет врач. И он-то выпишет ерунду, но это уже будет хоть первичный отбор. Потому что то, что рекламируют – это все нерецептурные препараты, с недоказанной эффективностью, устаревшие.

Очень много лекарств, которые сошли с рынка за границей, были отозваны из-за вредного действия, они появляются у нас. Ну нет гепатопротекторов (лекарственные препараты, влияющие на функцию печени – прим. ред.), никакого «Эссенциале» ни  в какой Америке нет. Подумайте, почему. Нигде «Эссенциале» нет, а у нас есть. Не смотрите рекламу, вас разводят и обманывают.

«Пищевая промышленность убивает нас еще больше, чем фармацевтическая»

— Сегодня стала активно распространяться мода на здоровый образ жизни. Правильно ли россияне ведут этот самый здоровый образ жизни? Что делают зря, а чего зря не делают?

 — Мы делаем неправильно все. Здоровый образ жизни – это не бег по утрам. Это именно образ жизни. Отдельные люди, которые зацикливаются на подсчете калорий — это такая же разновидность нервного расстройства как булимия и анорексия. Просто не надо быть фанатиком, надо иметь голову.

5 раз в неделю – физическая нагрузка минимум по 40 минут. Правильное питание с упором на овощи и фрукты. Человек должен съесть полкило овощей и фруктов в день, с совмещением мяса, с упором на рыбу.

У нас неправильно все – от питания с излишними животными жирами, с увлечением колбасами, с высококалорийной пищей, с упором на картошку, на рафинированную муку. Пищевая промышленность убивает нас еще больше, чем фармацевтическая. Колбасные отделы, кулинария – так же вредны как табачные киоски.

«150 граммов алкоголя в субботу увеличивает смертность, а каждый день по 50 – нет»

— Особо острый вопрос для многих наших соотечественников – алкоголь и здоровый образ жизни. Эти понятия совместимы?

 — Да. Алкоголь, с одной стороны, это вещь, которая повышает смертность, увеличивает заболеваемость. С другой стороны – вещь, которая понижает это. Все зависит от доз. Яд и лекарство отличаются только дозой.
В доме повешенного не говорят о веревке. Мы не можем говорить фразой сатирика о том, что алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах, за шутку-то не считается. Но тем самым мы лишаем себя благ алкоголя для здоровья. Потому что 19 граммов чистого спирта  — это либо небольшой бокал вина или 0,33 пива. Но вот если не можете остановиться…

У нас либо пьют на глушняк, либо употребляют как все. В субботу по 150. Так вот в субботу по 150 увеличивает смертность, а каждый день по 50 граммов – нет. Парадоксальная вещь доказана во множестве исследований. И если вы откроете факторы риска для сердечных болезней, там будет – пол, возраст, наследственность, повышение сахара, давления, холестерина, отсутствие регулярного приема малых доз алкоголя – отдельный факт.

«На второй этаж можно с ножом в спине доползти»

— Если из всех ваших советов читатель запомнит, скажем, три вещи… Какие три совета вы бы дали?

 — Не жалейте себя. А это значит, не кормить себя булочками, не баловать попу мягким диваном, а двигаться, двигаться… Забудьте о лифте. Живете на 18 этаже, поднимитесь хотя бы на третий. На второй этаж можно с ножом в спине доползти. Это первое.

Второе – не доверяйте рекламе лекарств.

И третье – не переживайте о будущем. Не портьте свою жизнь стрессами. Что будет, то будет. И будет точно не то, как вы сейчас думаете. Не заморачивайтесь о будущем, живите сегодняшним днем и живите правильно!

Оригинал


Источник: http://echo.msk.ru/blog/anews/1931372-echo/


Закрыть ... [X]

Аркоксиа - инструкция по применению, отзывы, аналоги и Беременность болит над лобковой костью

Гипертонический криз при остеохондрозе Гипертонический криз при остеохондрозе Гипертонический криз при остеохондрозе Гипертонический криз при остеохондрозе Гипертонический криз при остеохондрозе Гипертонический криз при остеохондрозе